Языки

"Российская Бизнес-Газета", №2 (931), 21.01.2014, "Ноу-хау принесло с Запада"

Особенность российского рынка интернет-стартапов состоит в том, что большинство из них являются клонами успешно работающих западных проектов. Именно это объясняет относительную простоту получения первоначальных инвестиций.

Инициаторы стартапа, зачастую имея не больше, чем просто адрес западного сайта-аналога, приходят к инвестору и получают необходимые деньги на разработку. Инвестора интересуют всего лишь три вещи: отсутствие "сильных" конкурентов в России, успешность и оборот западных прообразов и прозрачность предлагаемого бюджета стартапа. Получаем примерно такую статистику: 90% предлагаемых для российских инвесторов стартапов не несут в себе ничего нового, еще 9% содержат нереализуемые или неактуальные инновации. Ну и 1% оставим на реальные инновации, которые, как правило, в итоге не получают денег инвесторов, так как не имеют высокодоходных западных аналогов, а значит, монетизация и финансовый успех этих проектов под большим вопросом.

Успешность российских проектов на Западе строится не на изначально присутствующем "ноу-хау", а на новом взгляде на продукт и более эффективной его проработке. Российские стартаперы, получив деньги на запуск проекта, имеют возможность, взяв за основу западный аналог, внести в его работу множество новшеств, о которых западные авторы даже не задумывались, остановившись на какой-то достаточной для них эволюционной стадии успешного продукта. Эта особенность всегда была свойственна России: мы берем западные идеи и, следуя им, заходим по этому пути гораздо дальше создателей. Как известно, ни "ВКонтакте", ни "Яндекс" не являются инновациями по своей сути, но в чем-то уже значительно превзошли свои прототипы.

Роль государства в развитии инноваций в сфере Интернета сейчас достаточна высока, а могла бы быть еще выше, если бы не недоверие или незнание IT-сообщества. Деньги получить на стартап действительно можно, и это достаточно легко. Сложнее, но тоже возможно, получить деньги у государства (государственных фондов) на дальнейшее развитие проекта. Инфраструктура государственной поддержки инновационных стартапов создана, и через несколько лет, если не будет разрушена по тем или иным причинам, она принесет реальные плоды. С другой стороны, изучив инвестиционные портфели некоторых фондов, могу сказать, что 90% их содержимого не представляет никакой ценности, большинство проектов лишь дожидаются момента, когда их смогут списать как неудачные. Впрочем, если говорить о государственных фондах, то такая возможность у них пока не слишком продумана. Вот и получается, что на их балансе находятся уже неживые проекты: деньги освоены, эффективный продукт не создан, бизнес-модель не заработала. С другой стороны, оставшиеся 10% портфелей представляют действительно интересные рабочие проекты, которые способны с лихвой окупить для государственных фондов все их инвестиции. Вся эта картина, в общем-то, абсолютно оправдывается международной концепцией венчурного бизнеса. Хотя половина из этих 90% "неудачных" проектов могла быть с легкостью отсечена еще на старте, и фонды стали бы еще более эффективны. С другой стороны, все-таки есть значительный дефицит здравых идей и многократно больший дефицит исполнителей этих идей. То есть далеко не все люди, приходящие в фонды или к инвесторам с потенциально интересными проектами, имеют необходимые качества для их реализации.

Сегодня в России существует достаточно четкая взаимосвязь между людьми, занимающимися венчурными инвестициями и так или иначе представляющими государство или окологосударственные инновационные структуры. Например, руководители предпосевных фондов отлично знают фонды более высокого уровня, РВК, Сколково и другие институты инновационного развития. Все это замыкается на сектор РИИ (Рынок инвестиций и инноваций) Московской биржи, который является сегодня верхушкой российской инновационной системы. Ликвидность сектора РИИ постепенно растет и будет расти и в дальнейшем, а инновационные проекты, участники этой цепочки, получают действительно большое количество дополнительных контактов и возможностей по финансированию и развитию своего бизнеса. Руководство РИИ ведет огромную работу по консолидации российского рынка инноваций и по привлечению к нему внимания фондов, банков, инвестиционных компаний и других финансовых институтов.

Примечательно, что РИИ является единственной отдельной и специализированной площадкой на Московской бирже, хотя в нашей стране вполне уместно появление, например, аграрной площадки, которая могла бы поддерживать и предоставлять льготные условия выхода на фондовый рынок, а значит, и привлечения финансирования, компаниям, работающим в отрасли сельского хозяйства. Может быть, сектор ЖКХ был бы также интересен как один из инструментов, который позволил бы решить многие инфраструктурные и финансовые проблемы отрасли. Но существует и функционирует сейчас только РИИ - силами определенной группы людей.

Стартапы еще не дошли до РИИ, но инфраструктура создана и объединена усилиями группы активистов, государство дает этому направлению зеленый свет. Так что через 5 лет эта цепь замкнется, и первые стартапы, прошедшие через фонды предпосевных инвестиций и получившие дальше дополнительное софинансирование от РВК, Сколково или других фондов, придут на РИИ.

Я бы назвал сделанное государством крайне важным и позитивным, но необходимо продолжать работу, так как результат уже есть и может быть действительно грандиозным. В России есть реальный рынок интернет-стартапов и проектов, реально работающие фонды, реальная инфраструктура и реальная поддержка государства. Есть и реальные проекты, хотя их сейчас появляется не так много - пока недостаточно для уже созданной инфраструктуры. Все это означает одно - сейчас самое время талантливым молодым менеджерам брать свои идеи и находить способных разработчиков, получать инвестиции и реализовывать собственные мечты, развивая свои интернет-проекты. Сейчас это действительно возможно.

Егор Клопенковице-президент Ассоциации приватизируемых и частных предприятий

Uptolike share buttons block 1